Объединение сайтов | Главная | Регистрация | Вход
Дневник воспоминаний
Богданов Роберт Артурович
11:17

Богданов Роберт


Слева направо,- сверху вниз: Богданов Роберт, Афонин Виталий, Боденков Владимир, Коберец Генадий, Мамедов, Волков Валентин, Невидничий Игорь, Косик Сергей,Блинов Петр, Егармин Александр, Брюнин Сергей, Беленов Виктор, Валиахметов, Шоркин Борис, Киклевич Петр. Еще не уволились жуки-85, уже прибыли пшенари 86.

История Файзобада началась ориентировочно февраль-март 1986 г. Туда вошла 1-я ПЗ ММГ-2 Шибирган. Застава была усилена минометным взводом. Общая численность гарнизона 50 человек. Нач. заставы ст. л-т Анацкий Владимир Григорьевич, зам. Начальник заставы. ст. л-т Тестов Юрий, замполит ст. л-нт Забелин Владимир. Я прибыл в Файзабад 08.05.1986г. Были вырыты окопы, были палатки. Баня и кухня тоже в палатках. И выкопана яма под первый блиндаж. 2-я ПЗ ММГ-1 (нач. заставы м-р Грицков Владимир) должна была сменить 1-ю ПЗ ММГ-2 в ноябре-декабре 1986 г. После ухода 1 ПЗ в Шиберган местный полевой командир Расул перешёл на сторону мятежников. 1-я ПЗ вернулась в Файзобад для проведения операции против Расула (к сожалению мне не пришлось в ней участвовать, был в госпитале с брюшным тифом), и там осталась. В декабре 86 г. на смену 1 ММГ-2 была введена 2-й ПЗ ММГ-1. НЗ м-р Грицков. Нам пришлось опять заново возводить новую инфраструктуру (все наши помещения были заняты 2-й ПЗ ММГ-1. Вот так и получилось, что на объекте было 2 усиленные заставы Гарнизон увеличился до двух застав + минометный взвод. В таком составе объект существовал до моего дембеля 11.12.1987г. Как долго после моего убытия гарнизон был в таком составе,-по этому вопросу нужно передавать эстафету.


Из личного архива Богданова Роберта Артуровича. Почти самое начало. На фото Нач. 1-й ПЗ ММГ-2 Анацкий В.Г., санинструктор Бартенев Александр, Сесюхин Юрий (оба призыв 84-2). На заднем плане самодельные кирпичи.

Я прибыл в Файзабад 08.05.86 г. Перед этим прибыл в Шиберган 29.04.86 г. из учебки в КДПО. В Файзобад распределили троих: Тютерева Дмитрия, Афонина Виталия и меня. Мы все трое были казанцами. Сначала хотели Леху Зыбунова из Кургана отправить (ком. БТР-762 2 ПЗ ММГ-2), но мы попросили писаря в мангруппе вместо Лехи Виталика определить в Файзабад. Им по-барабану, - поменяли. Здесь же познакомились с новым старшиной нашей заставы пр-ком Ханаковым Александром. Он тоже прибыл с Дальнего Востока. Служил в ПБС (подразделение повышенной боеспособности). Человеком был открытым и общительным. Общий язык нашли практически сразу. Познакомились у турника. Он там всякие "кренделя" демонстрировал. Димон подошел, и сделал "выход силой" с перекрещенными руками (силен мужик, он делал "выход силой" с полной выкладкой + 16-кг гирей, подвешенной к ногам. Да и в учебке он творил"чудеса"). Ханаков попробовал так же сделать, но не получилось. А дня через два, он нам продемонстрировал "выход" с перекрещенными руками. Тренировался, пока не смог освоить. И добился своего.

07.05.86 пошла колонна на Файзабад. Мы тоже принимали участие в подготовке: грузили с Афониным дрова, а Тютерев получал для нас оружие. Получил два абсолютно новых АКС-74 и один раздолбанный АКН-74 76-го года рождения. Новые автоматы нам отдал, а себе старенький оставил. Вышли под вечер. Ночевали в пустыне, где- то между Шиберганом и Файзабадом. Ехали на 763-м БТРе. Потом тянули другой БТР. Между Файзабадом и Даулотобадом нас встретили БМП 1-й ПЗ. Запомнил, как Серега "Пенза" (мех.вод 776) поджал "барамбухайку", чтобы не мешала движению колонны. Прибыли под вечер. Переночевали на технике, на которой прибыли. А с утра нас стали "определять" С утра нас разбудили, и пошли "сдаваться". Встретил нас НЗ Анацкий. Он представился, мы "доложились о прибытии". Сдали вещ. мешки в каптерку. Анацкий провел нас в жилую палатку, сказал чтобы размещались. Не успели зайти, как начался развод. Развод проводился в яме первого блиндажа, перекрытий ещё не было. Как только развод закончился, Анацкий вызвал меня и Тютерева, и объявил, что мы с этой же колонной едем в отряд сдавать старые БМП и получать новые. Показал нам наши машины...

Вот так приехали, - и сразу уезжать... Все как то сумбурно получилось. На 773 мех.вод. был Пристинский Борис, Наводчик Пименов Сергей. На 776 мех.вод Сергей "Пенза" (фамилию уже не помню), за наводчика поехал Игорь Солодилов. Путь от Файзабада до 1-й заставы "Ишмет-Пест" описывать не буду, - сами знаете, наверняка не один раз ходили. Пересекли границу, пошли на Керки. Очень хорошо запомнил, как в Кара-Кумском канале купались. А было это 9 мая. Я ещё подумал, что сегодня День Победы... В тот же день прибыли в отряд. "Впарили" нам "новые" машины. Та, что мне досталась,- после кап.ремонта. Только КПП пришлось менять. Димону досталась БМП странной конструкции, - в десанте дополнительная радиостанция и телескопическая антенна, - с намеками на машину связи, типа "Чайки". Но ситуация с ней была похуже, - она была не из ремонта, а б/у. Моторный отсек закопченый, вероятно был пожар. И проводка тоже вся раскуроченная. На ней пришлось менять двигатель. С одной стороны в этом был один плюс, - участвуя в замене этих агрегатов, получили более полное знание техники, на которой пришлось служить. Проковырялись около недели, а тут и колонна на Шиберган нарисовалась. Заходили через "семерку", на Андхой, потом на Шиберган. В Шибергане тоже не пришлось сидеть, - сходили на Ходжу-Гогердак (там был временный пост 2 ПЗ ММГ-2 на газоперекачивающем заводе). 27 мая сходили в Джангали-Колонн (по пути на 773 замкнула проводка в башне), забрали дембелей (в 86-м году был приказ всех жуков-84 уволить до 28 мая). Из Шибергана под этот приказ уволились наши мех.воды Пристинский Боря и Серега "Пенза". Но как раз в Шиберган прибыла для них замена. На 773 сел Петя Киклевич, а на 776, - Новик Виктор. И новый наводчик на 776-ю, - Михалюк Сергей (Игорь Солодилов, что за наводчика поехал, был из минометного взвода). И ещё проводили колонну до "семерки". Опять же без приключений не обошлось, - между Андхоем и "семеркой" начало выбрасывать масло через эжектор. Что такое, не поймем никак. Оказалось, что где-то пробит масляный радиатор КПП. Машина стала хуже слушаться руля. Дошли до "семёрки". Взяли канистру автола на БТРе (вместо МТ-16п), и залили в КПП. А куда деваться...
До Андхоя вроде бы не очень далеко, но масла выбросило прилично, пока дошли. На въезде в Андхой около дувала валялась раскуроченная рама ЗиЛ-131 (в апреле там раздолбали колонну, шедшую на Андхой). Нач.ман. Кузнецов по связи поучал нас не расслабляться при движении, приводя это в пример. В Андхое есть площадь с круговым движением, колонна взяла правее по кругу, а мы "влетели" между дорогой, что прямо, и дорогой, что правее. Машина практически не слушалась руля. Вылезли из кювета задним ходом, и дальше вперед. Дошли до Андхойской крепости, взяли там бочку масла, и пошли на Шиберган, на ходу доливая масло. Если бы вы нас видели всех промасленных, поумирали бы со смеху (масло вытекает из радиатора, а через радиатор продувается воздух для охлаждения, - в итоге масло рассеивается на мелкие капельки, и с выхлопом все это на нас оседает). Прибыли на место и стали "течь" искать. Искали два дня, и не можем найти. Радиатор сняли, и воду под давлением наливали, - не можем найти. В итоге оказалась малюсенькая дырочка не месте спайки фланца к корпусу (это называется после капремонта). А тут опять колонна на Файзабад. Запаяли эту дырку, собирали уже в темноте. А рано утром колонна. Пошли на Файзабад. Опять же на 773 из двигателя через сопун начало гнать стружку. Наверняка поршень "задрало" (я удивляюсь, что за ремонтники такие на заводах работали, что техника реально "сыпалась" практически сразу же). Взяли на буксир. В общем шли медленно. Дошли. (А 773 около 2-х месяцев потом на приколе стояла, пока новый двигатель не привезли). Дошли и слава Богу...

Слева-направо, сверху вниз: Сеньков Андрей, Киклевич Петр, Богданов Роберт, Криничный Андрей, Афонин Виталий, Бахилов Игорь.
Промотались приблизительно месяц. Прибыли на объект. Здесь для меня началось пожалуй самое трудное время. Это время знакомства с новыми людьми и процесс выстраивания взаимоотношений. Ведь мы уехали сразу же, не успев ни с кем познакомиться. Тонкостей здесь много, люди разные, разные призывы. Пока разобрался, кто есть кто, - прошло пару недель. И еще приходилось много работать: копать, месить глину, делать кирпичи. Я уже упоминал, что была только яма первого блиндажа. По возвращении уже были два жилых блиндажа. В одном застава (около 30 человек), в другом минометный взвод (около 20 человек). Но в блиндажах не для всех место было. Часть экипажей спали на технике в спальниках. Помимо двух основных блиндажей возводили другие помещения: склад АТВ, "Ленинскую комнату" (потом после ввода 2 ПЗ ММГ-1 это помещение было нашим временным блиндажом). И еще возводили башню между 1-м и 2-м блиндажом (потом её наполовину разрушили и там был один из постов наблюдения), строили дувал между дорогой и блиндажами (это потом через территорию объекта проходила дорога, и "колючка была за дорогой"). Ну и конечно не стоит забывать, что помимо работы и службу тянуть приходилось. Было нелегко. И еще не могу не упомянуть про взаимоотношения между призывами. Мы были "духами". Дедов 26, нас 13. Наш экипаж, - все молодёжь. Я уже говорил, что люди разные. И среди "дедов" тоже. В основном были нормальные парни, но были и откровенные сволочи. Имен я не буду называть... Был, к примеру один товарищ, не мог мимо молодого пройти, чтобы не ударить. Просто так... И была одна компания из четырех товарищей, что в углу чай любили попить. Очень требовали к себе уважения. "Ярые деды". Только был среди них "сука", что украл у своего товарища из этой же "четверки" дембельскую рубашку, и сам же очень рьяно с ними вора искал. В итоге назначили виновным одного из пацанов нашего призыва, парнишку из моего отделения (его потом в ДШ перевели). Он нам сказал, кто вор, но не "сдал" его друзьям-дембелям (а зря). Ну, это словом, так, для общего ознакомления с обстановкой... Опять же в июне была большая колонна на Меймене. Ходили встречать к 1-й ПЗ. Пришли БТРы с Джангалей, из Шибргана. Ночевали около границы, а с утра в Файзабад прибыли. А здесь уже и дивизия Дустума из Мазари-Шарифа подтянулась. Пошли вместе с этой дивизией. Шли без особых происшествий. Только бензовоз (громко сказано,-емкость с топливом в кузове ЗиЛа) завалилась на бок недалеко до перевала, что недалеко от Меймене. Тянули БТРом,-не подняли. Зацепили за "Урал", груженый углем, -поставили на колеса. К вечеру прибыли в Меймене, переночевали, а поутру обратно проводили до "однёрки". Потом долго не было колонн на Меймене. Ёще хочу про один эпизод упомянуть. Ночью был я на посту (кажется с Андреем Воробьевым). Проверку постов проводил НЗ Анацкий. Подошел к посту, и предупредил, сейчас стрельба будет... И по другим постам пошел. Потом из АКСу начал в небо палить длинной очередью. И "Застава в ружьё" кричит. Все из блиндажей повыскакивали согласно боевого расчета, рассосались по позициям. Здесь он отбой скомандовал и объявил построение. Это было 4-00 утра, 22 июня, 45-я годовщина начала Великой Отечественной.

Бойцы 1 пз ММГ-2 несут буровую трубу для перекрытия блиндажа. Можно узнать три первые пары бойцов. Справа: Захаров, Иванов Юрий, Галкин Михаил. Слева:Сербин Игорь, Ребдев Эдуард, Балабин.

Летом 1986 г. в Файзабаде было относительно спокойно. Мы в основном строили объект. Было несколько небольших колонн до Файзобада с целью обеспечения всем необходимым объекта. Доставлялись еда, боеприпасы, топливо, и бревна, - для строительства перекрытий блиндажей. Очень мне запомнился при проводках колонн 2-ой мост, что за Даулотобадом. Очень узкий, около 3-х метров (а ширина БМП по гусеницам, если мне память не изменяет, - 2860 мм), и ограждений нет, а только поребрики. При его проходе обычно кто-то становился за мостом, и корректировал водителям двжение (регулировал: чуть правее,- чуть левее). Помню как однажды проезжали этот мост, - чувствую на поребрик заехали , и идем по поребрику. Я тангенту от шлемофона отстегнул, и из люка на броню вылез, - на всякий случай. Но пронесло, так и прошли по поребрику. Дошли до границы, встретили колонну. Здесь сел на машину пр-к Ханаков, - он прибыл с колонной из Союза. Раз старший по званию, - уступил ему место командира, сам в десант пересел. И на обратном пути та же история, - опять по поребрику пошли. Я из открытой "бабочки" опять на броню вылез, а Ханаков наоборот в нутрь залез, и люк закрыл. Мне почему -то смешно стало... Опять удачно прошли. Боевых выездов было тоже немного. Как то выезжали Расулу помогать. Он воевал в зеленке с другими "бесами". Что и как там было, сказать затрудняюсью. Помню смутно, что наши минометчики выезжали ему на подмогу. Просто помню, что я тоже ездил минометчиков обратно сопровождать. Парни так же рассказывали, что тягали на БМП устаревшие расуловские БТРы (ещё трехосные). И ещё помню, что раненого расуловца привозили на объект, наш санинструктор ему "операцию" делал. Вот ещё, вспомнил. Ездили мы как-то к Расулу с санинструктором. У него одна из жен тяжело рожала, вроде бы как помочь (только санинстуктор Бартенев на гражданке токарем работал, мед. образования, - курсы сан инструкторов, - а какой из него акушер, сказать затрудняюсь). Бартенев с Анацким (или замполит Забелин ездил?- не помню уже) к Расулу пошли, а мы на броне с расуловцами общались. В итоге родила. В тот вечер на посту был. Как только стемнело, в кишлаке началась интенсивная стрельба в воздух. Все небо было прошито трассерами. Расуловцы салютовали...
Распорядок особым разнообразием не отличался: пост, рытье земли, сон. И так каждый день. Только в выходные было легче. И была баня. Мылись партиями по четыре человека, выделялось 15 минут. Хорошо, но недолго. Она была в палатке, там была печка с вмурованными в нее двумя чугунными казанами (в таких узбеки плов готовят). В одном вода горячая, в другом холодная. И две бетонные "лавочки"(притащили от моста два каких-то бетонных элемента, похожих на скамеечки). Прикол однажды получился. Пошли как-то в баню. Я и три "дедушки". Моемся. Один из них стирает себе трусы, и вдруг обнаруживает, что на них нет красного лампаса. Выясняется, что он мои трусы постирал. Другие его на смех подняли. Опозорился дедушка... Вечером про это уже другие "деды" знали и над ним посмеивались. Лето подходило к концу. А может уже и сентябрь наступил.
Приблизился сезон болезней. Сначала один человек приболел на несколько дней. А через некоторое время и у меня температура подскочила. Дал мне санинструктор таблетку перед сном. Ночью в 2 часа на пост идти. Будят меня, а в блиндаже светло. Первая мысль, - проспал на пост. Вскочил, начинаю одеваться, а Бартенев меня торопит, - борты уже на взлетке, в госпиталь летишь (всю ночь у меня высокая температура была, и меня заменили на посту). Выбежал из блиндажа, но вспомнил, что военный билет у нач. заставы. Забегаю в его комнату и военный билет прошу найти. Нас трое должны были в госпиталь лететь. Два билета нашли, а третий так без "военника" и полетел. Выбегаю из блиндажа, и сталкиваюсь нос к носу с Виталькой Афониным. Он мне десятку протягивает, и говорит, что она мне в союзе пригодится. Бегу на взлетку, подбегаю к "борту", а летчики посмеиваются: "Ты больной? Что-то непохоже, - уж очень быстро бегаешь". Пока бегал, двое других парней уже в борту сидят. В Керках прямо на взлетке нас тентованный "УАЗик" из санчасти встретил. Получилась небольшая заминка из-за отсутствия у одного из больных военного билета, но деваться то некуда. С билетом или без него, - обратно "борты" не погонишь, по любому в санчасть везти нужно. В санчасти пробыли около недели, поили таблетками левомицетина. Гадость редкостная, очень горькие. А потом дали нам за старшего старлея с желтыми глазами (явно желтуха), и поехали мы на поезде в Душанбе. В Душанбе сначала доехали до какого-то здания, типа комендатуры, похоже, что что там старлей договаривался, чтобы за нами из госпиталя машина приехала, но не получилось. И поехали на троллейбусе. Фигня какая,-ну едут инфекционные больные в общественном транспорте ( а в поезде мы ходили в вагон-ресторан покушать с нормальными здоровыми пассажирами). Получилось, что мы приехали все с разными болезнями: у меня,- брюшной тиф, у другого,- малярия, у третьего,- желтуха. Как-то странно, что практически в одном месте и в одно и то же время очаг трех заболеваний одновременно. Начали лечить. Очень по-доброму вспоминаю зав. инфекционным отделением подполковника Шерикова. Лечили меня долго. За три недели вкололи в меня около 20-ти капельниц, и ещё курс уколов пенициллина. Когда основной курс лечения был закончен, Шериков меня вызвал, и сказал, что сразу меня выписывать не будет. Он оставил меня при кухне. Он просто решил меня поддержать доп. питанием (при моих 182 см роста, я весил 55 кг). Здесь ещё вот что получилось, написал Димон Тютерев своим родителям, что я в госпитале, в Душанбе. Они моим сообщили (жили мы в соседних дворах). А раз в Душанбе, - подумали что, что-то серьезное. Не знали, что на весь округ только один госпиталь, и другого просто - напросто нет. Начала мать с работы (на "оборонке" работала) по "ВЧ" звонить в Душанбинский госпиталь. Там отвечают, что такого нет ( конечно нет, если в "шуруповский" госпиталь звонили). В итоге приехала наудачу, догадалась в аэропорту у пограничника спросить, как до госпиталя проехать. Он ещё у неё уточнил, какой ей нужно. Узнав, что погранцовский, направил куда нужно. Меня утром будят, и говорят, что мать приехала. Я даже разозлился сначала, - какого черта через пол-страны ехала.

Файзабадцы выписываются. Слева нижний ряд Сергей Коротких, Справа верхний ряд Фомичёв Слава. Гена Новиков (верхний ряд по-центру) остается. Я фотографирую.

Была около недели. Комнату снимала у бабульки, что недалеко от госпиталя жила. У неё внучка медсестрой в госпитале работала. У этой же бабульки остановился старший брат Виталия Грабовенко. Он служил в Джангали Колон, и получил ранение гранатой от АГСа. Про это, и как ему гранату извлекали, много писали центральные газеты. Как-то вечером сидел с матерью в беседке, подсел Виталий и его брат. Он уже видимо шел на поправку,- сидел закинув руки за голову (что с незажившей раной было бы затруднительно). Мать поинтересовалась, как у него дела, перебросились парой фраз. То, что я служу с ним в одной мангруппе, матери не сказал, чтобы не думала и не переживала, что служу где -то рядом. Спустя какое то время начали прибывать в госпиталь другие бойцы из Файзабада. Сезон болезней был в разгаре. Во дворе инфекционного отделения поставили палатки, - в корпусе отделения не хватало мест. Потом меня опять долечивали, - опять поднялась температура, - и опять кололи пенициллин.
Одна медсестра в возрасте (её почему-то называли БТРшой) умела на редкость болезненно уколы делать. В итоге пробыл в госпитале около полутора месяцев. Зав. отделения п/п-к Шериков вышел в отпуск на пару недель по случаю свадьбы дочери (таджики свадьбу долго проводят). Его заменял какой-то капитан. Он меня почти сразу выписал. В приемном покое встретил Шерикова. Он меня увидел, и удивился, что меня уже выписывают . Он мне сказал, что у меня была тяжелая форма болезни, и он меня хотел в отпуск отправить (вообще после всех этих малярий, желтух. и брюшных тифов отпуск положен, независимо от степени тяжести, только если бы все в отпуск ломанулись, то осенью в КСАПО служить было бы некому). Ну и ладно... Хотя я бы непротив был в отпуск съездить. После выписки нас направили в роту связи. Там в Душанбе было что-то типа приезжки. Пробыли там до вечера, и на поезд. Дали мне ещё сопровождать до отряда парнишку, у которого крыша уехала. Уехала не сильно (вроде бы адекватным показался), но его комиссовали. В отряд приехали, его в санчасть сдал, сам там тоже отметился. Пошел к майору Веретельнику, доложился о прибытии для "дальнейшего прохождения".

с-нт Кондратьев Вениамин ком. БМП № 774. фото из архива Богданова Роберта, ком. экипажа БМП № 776 Фото сделано в Шибергане.

Был ноябрь. В отряде было несколько дембелей из Файзобада. Они увольнялись. И уже было прохладно, а я в летней форме старого образца. Днем ничего, а вечером уже некомфортно. Выручил меня дембель из минометного взвода Юра Чернышев. Сам он в парадку переоделся, а форму, бушлат и зимнюю шапку мне отдал. В общем, перешел я таким образом на зимнюю форму одежды. Собрался было уже на ближайших бортах в Файзабад лететь, как пригнали для сдачи "раздолбанную" БМП-774. На 774-ой мех.водом был Гена Коберец, наводчиком Сергей Косик. Доехали они на честном слове с пробитым масляным радиатором двигателя. Как рассказывал Гена, он по пути заливал вместо масла в систему дизтопливо. Фактически 774 была прикомандирована к разведвзводу в Шибергане, но все-таки с нашей заставы. И командиром на ней был мой "зёма" Вениамин Кондратьев. Он был огорчен тем, что весь его призыв на дембель пошёл, а ему нужно сначала в командировку ехать, в г.Борисов (это Белоруссия) сдавать технику в ремонт. Здесь и порешили, что я вместо него поеду. А он домой. Ходили по этому поводу к зам.потеху отряда. Он не возражал. Потом прибыл наш замбой капитан Тестов, оформил командировочные. До кучи дали нам в парке еще одну БМП.
Выехали из отряда, на пароме перебрались на другой берег Аму-Дарьи. И пошли на ж.д. станцию, названия уже не помню (одна станция от Керкичей в сторону Ташкента). Там погрузились на платформе, обустроили вагон - теплушку. Печка там уже была. Набрали угля, отгородили тентом полвагона (меньший объем отапливать проще). Больше недели плюхались до Борисова. Несколько дней сдавали технику. Обратно ехали с комфортом в поезде Брест - Москва. В этом же поезде ехала целая команда прапорщиков-пограничников. На Белоруском вокзале капитан Тестов взял такси (чтобы не таскаться с оружейным ящиком по метро), и мы поехали на Казанский вокзал. Зашли в воинский зал. Туда же прибыли и прапорщики. Выяснилось, что они едут в наш округ. Те, что ехали в наш отряд, с Тестовым познакомились. И уже вроде бы как к нам ближе стали кучковаться. С нами в одном "купе" плацкарта ехал пр-к Василий Гула. Он был с собакой по кличке "Ойдан". Человеком оказался общительным и неунывающим. Прапорщики достали свои домашние разносолы, кормили нас вареньем с чаем. Помню, проснулись утром, а вагон затопило (прорвало трубу водоснабжения). На полу вода около 5-ти сантиметров. Мы первым делом ящик с оружием из-под лавки эвакуировали. Гула наехал на проводника (проводник был мужчина) и заставил его на полах "заплывать". Доехали до Керкичей, перебрались на пароходике на другую сторону реки, и в отряд прибыли.
А отряд как улей. В Файзабаде операция. Наша застава на операции. Хотели было в Файзабад лететь, а нас в Шиберган пульнули. Официально на тот момент 1ПЗ ММГ-2 перебазировали из Файзабада в Шиберган. На смену в Файзабад пришла 2 ПЗ ММГ-1из Меймене. Прилетели в Шиберган. Заставу разместили в расположении 2-й ПЗ (вероятно предполагалось, что 1ПЗ из Файзабада останется в Шибергане, а 2 ПЗ ушла в Ходжу). Народа в мангруппе было очень мало. Пришлось нам с постов не вылазить. Был такой период, что на посту с нами стояли прапорщики. Пост и кратковременный отдых,- и опять все заново. Постоянно хотелось спать. Даже ввели новый вид наряда,-патруль. Просто ходил наряд по мангруппе, заходили на посты, поговоришь чуток,- и на другой пост пойдешь. Главное, чтобы на посту люди не спали. Был я в патруле на Новый Год-87. Ходили по мангруппе, сделав очередной круг заходили в минбат. Там был накрыт стол, ребята отмечали. Смотрели "Голубой огонёк". Стакан горячего чая выпьешь, мандаринку съешь,- и на очередной круг. Идем,-вдруг выходит из блиндажа минометчик лейтенант Давид Махивариани. Командует: "Патруль ко мне". И говорит, что за пределами мангруппы какое-то передвижение. Он к миномету. Мы мины осветительные достали, и несколько штук пальнули. Про передвижение он конечно же придумал, ведь мы прекрасно понимали, что это Новогодний салют.

Потом ситуация немного полегче стала. Прибыл в мангруппу на усиление спецназ КГБ (как эта группа называлась не знаю, возможно, что это была та самая "Альфа"). Все офицеры, и без знаков различия. Они днем стали на посты ходить, а мы по ночам службу несли. Выезжали они и на засады. Опять же случай курьезный произошел. Был я пом.дежем. Дежурным был ст. л-т. Забелин. Он пошел отдохнуть, я за него остался. Пришли на построение для смены постов"спецназовцы", я им приказ подкозырек отдал. (Я сержант, а они офицеры,-спустя какое-то время понял, что ляп сморозил. Потом в блиндаже с пацанами прикалывались...)
И новые люди начали прибывать. На нашу заставу прибыли два человека "со сборов"с Дальнего Востока: Сергей Белогривцев и Коркин. Потом прибыл из учебки кинолог Витя Крупа (потом он так и остался в Шибергане), собака у него была лохматая черная и бородатая (какой-то терьер). Отдали Витю под мое попечение, ввести в курс дела. Пошли мы с ним однажды на пост. Проверил я у него экипировку, все нормально. Пришли в вагончик дежурного, построились. Дежурный начинает приказ ставить, - я автомат за ремень... а автомата нет. Забыл я его из пирамиды взять. Схватился за ремень противогаза. Дежурный или не заметил, или вид сделал, что не заметил, что автомата у меня нет. Вышли из вагончика. Я Витю на пост отправил, а сам на заставу за оружием. Прибыл на нашу заставу пр-к Василий Гула (потом его перевели в Андхой, а потом в ДШМГ). Еще помню, как выезжали с ребятами со 2 ПЗ в Акчу вместе с разведчиком "на стукача". Встали вблизи одного кишлака. Чуть окопались. Ждем . И подъехали к нам два БТРа из Мордиана. А я не врублюсь: слезает с БТРа майор Скрябин. Не понял. Ведь майор Скрябин с нами приехал. Я не знал, что у него брат-близнец в Мордиане, тоже НЗ. Стемнело. Я на посту с Саней Лихобаба был. Глядим, человек с фонарем идет. Тот, кого ждали. Разведчик с ним пообщался, и ушел "бабай" обратно в свой кишлак. Утром снялись, поехали в Ходжу. Взяли там на броню сарбозов, и на засаду поехали. Стояли отдельными лагерями, недалеко (в зоне видимости) друг от друга. (Мне в июне, перед операцией в Андхое, пацаны со 2-й ПЗ рассказали, что всех до единого этих сарбозов, два их "товарища" перестреляли). Потом постепенно начали переправлять оставшихся в Шибергане бойцов 1 ПЗ в Файзабад. Вероятно, к тому времени была команда опять нашу заставу окончательно вернуть в Файзабад. Мы "воссоединились" с основной частью заставы. Это было ориентировочно февраль 87 г. Прямых бортов на Файзобад не было, поэтому пришлось лететь через отряд. Полетели впятером:Косик, Коберец, Белогривцев, Коркин и я. Встреча с пацанами была бурная. Получилось, что я несколько месяцев отсутствовал на объекте. Жаль, что я пропустил одну из интереснейших страниц истории объекта, - Файзабадскую операцию... Хотелось пообщаться со всеми. С Виталькой Афониным поговорить толком не успели. Подошел замполит Забелин (получается, что он чуть раньше нас из "Шоры" прилетел), и Виталика на партсобрание отправил. Виталик подал заявление на вступление в КПСС. Здесь мне Забелин предложил тоже подать заявление. Помню, что сказал, что не в этот раз, так как это надо обдумать хорошо. Файзабада не узнал. Первое, что бросилось в глаза, что территория увеличилась. Причем через территорию объекта проходила дорога. В темное время суток она перекрывалась. Получилось, что все двигавшиеся днем машины проходили через территорию объекта. До сих пор считаю это большой глупостью. Ведь при желании "бесам" можно было заехать на территорию объекта на нескольких машинах, и осуществить внезапное нападение. Только по-видимому не было у них такого желания. Меня очень впечатлила новая баня,- изнутри выложена из обожженного кирпича (снаружи из обычных самодельных глиняных), есть парилка. А с обратной стороны была прачечная, в которой установили стиральную машину. Было много новых людей. В мое отсутствие прибыли люди призыва 86-1, и еще много со "сборов". Пока меня не было, на моей машине был командиром Сергей Семенов. Но во время Файзабадской операции он получил травму позвоночника, и находился в госпитале. Получилось, что я вернулся на "свободную вакансию".
На тот момент на объекте находились ДШ. Но через пару недель, после обстрела г. Пяндж в ночь с 8 на 9 марта, они снялись и отправились на "операцию возмездия". Теперь насчет быта: в наших "старых" блиндажах разместилась 2ПЗ ММГ-1. Был один блиндаж, который в свое время использовался как "Ленинская комната", он был передан нашей заставе временно, после того, как ДШ убыла на операцию возмездия. До этого экипажи спали в машинах, а остальные в ямах, накрытых брезентом. Приятного мало, - слякотно однако в феврале-марте, по ночам проливные дожди, окопы заливало до самых краев, вечно сырая обувь. Когда сезон дождей закончился, начали строить новые блиндажи. Опять так же копали глубокие ямы, в ниши стен ставились вертикалльные опорные бревна, потом по периметру к ним крепились скобами горизантальные бревна. А уж потом на них клали балки перекрытия. Но такой роскоши, чтобы класть бревна сплошняком,хотя бы в один накат,-позволить себе не могли. На балки перекрытий укладывались колотые дровяные поленья. Потом сверху на перекрытие укладывался приличный слой глины. В потолках делались окна из снарядных яшиков. Научил меня наш переводчик Рома Эшонкулов бабайскому методу штукатурки,- мешается глина вместе с мелкой соломой, и размазывается теркой по стене. Из-за этого не поехал однажды в рейд вдоль границы. Вместо меня поехал Афонин. А меня, как "незаменимого специалиста" НЗ Анацкий оставил штукатурить. Именно во время этого рейда было боестолкновение. Пишу со слов ребят, как мне рассказывали. Когда стояли, в поле зрения неожиданно появился УАЗик-"буханка". Останавливаться не собирался. Начали преследовать. "Буханка" остановилась, несколько человек спешились, начали стрелять из РПГ. Одна из гранат разорвалась, пару метров не долетев до 776-ой. И то благодаря тому, что мех.вод. Володя Товкайло успел тормознуть. В общем, ушла та "буханка". Весной выезжали в рейды раза 3-4 Особенно запомнился рейд в Прибрежку.

(Воспоминания 2 часть)

К началу июня мы заселились на новую заставу. Помимо основного блиндажа была комната для ком.состава и каптерка. Внутри стены бли окрашены в белый цвет. Получилось очень светло и уютно. 15 июня 1987 года пошли на засаду в район Соляных озер.

Просмотров: 3769 | Добавил: Robin | Рейтинг: 4.8/6 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright Объект "Файзабад" © 2017
Хостинг от uCoz